Как коч "Помор" прорвался за "железный занавес". Часть вторая

 

Прежде чем выйти за границу, карельским мореплавателям пришлось построить коч и испытать его

 

 

Мы уже рассказали, что представляли собой суда поморов, и как родился клуб "Полярный Одиссей". Сегодня – о том, что пришлось пережить морякам при испытании судна.

Как коч
Лебедка коча - гордость экипажа
 
 
 

"Мангазейский морской ход"

Так я впервые узнал о мангазейских кочах и Златокипящей Мангазее, - городище, о котором сохранились лишь легенды сродни всемирно известному Эльдорадо времен испанских конкистадоров. Но русская Мангазея существовала!

- Этот город был расположен на притоке Оби - реке Таз, продолжил свой рассказ Дмитриев, - Первые упоминания в летописях о Мангазее относятся к началу XV века, но этот уникальный центр торговли между Азией и Европой существовал намного раньше. Сюда ежегодно в период навигации прибывали тысячи купцов, ведя торг на сибирские меха и самоцветы, китайский фарфор и шелк. Голландцы уже в 1612 году издали географический чертеж Мангазеи - настолько важен для них был этот торговый объект Московии. А поморы ходили в Сибирь сами по себе - без всяких карт. И этот маршрут получил в истории название "Мангазейский морской ход".

И как златокипела Мангазея! Партии кочей сотнями отправлялись "…от Архангельска города вдоль полуострова Канин по Белому морю мимо Колгуев острова к Югорскому шару на Байдарацкую губу в Мутную реку на полуострове Ямал". Здесь кочи превращались в волокуши: их волоком тащили через полуостров "в Обь да в Тазовское устье".

Но уже в 1620 году царь Михаил Романов запретил плавание в Мангазею, причем под страхом смертной казни. Дело в том, что контролировать, то есть взымать пошлину с купцов, государство не имело возможности. И, как водится и поныне, не сумев организовать дело, царские чиновники его просто прикрыли. Петр I тоже внес свою лепту в уничтожение "Златокипящего" центра сибирской торговли. Начав создавать на Севере "новоманерный" флот по подобию европейского, он запретил строить традиционные поморские суда.

Возвращение из прошлого

Повторить "Монгазейский морской ход" и должен был новодел коча. Смешно думать, что древнее поморское судно воссоздавали по чертежам: их просто не было - поморы строили кочи по природному наитию, а иноземцы смеялись над тем как они это делали: "тяп-ляп да и готов корабль". Но экспедиции клуба по беломорским деревням, найденные на побережье обломки судов, архивные документы и чутье самого Дмитриева позволили возродить из прошлого легендарный коч, и специалисты - историки и корабелы - сняли перед ним шляпу.

В августе 1987 года судно, нареченное "Помор", было спущено на воду. Его построила на петрозаводском судостроительном заводе "Авангард" бригада под руководством старейших мастеров-корабелов Николая Карпина и Павла Новожилова, знавших толк в "шитье" деревянных судов. Коч, как и его мангазейский собрат, имел длину 12 метров. В носовой части корпуса находилась "поварня": камбуз с дровяной печкой-"камельком" и кубрик на 10 спальных мест. В центре - грузовой трюм. В кормовом отделении размещалась "казенка" - каюта кормщика (капитана). Там, как уже понятно из названия, хранилась и артельная казна, и винный запас.

Коч имел две мачты: передняя, высотой от киля 8 метров, и 24-метровый грот, общая площадь прямых парусов - 80 квадратных метров, что позволяло судну резво ходить по ветру, но при "мордотыке" вынуждало отстаиваться в бухтах или за островами. Для маневрирования в узкостях использовались весла. На "Поморе" их было три пары - каждое длиной шесть метров. А механического двигателя, как и привычной нам газовой плиты, на судне не было: не изобрели еще...

В носовой части палубы была установлена ручная, сработанная из дерева, лебедка. По сути, это был брашпиль, используемый на "новомарерных" судах для подъема якоря. Но поморы применяли его еще и для организации волока - зацепляя якорь за деревья или камни и протаскивая судно по суше, подложив под него бревна-катки. Эксперимент показал, что лебедка нашего коча вполне функциональна.

В этот же год "Помор" прошел успешные испытания в Белом море, на следующий - при поддержке Географического общества СССР, журнала "Вокруг света" и Карельского обкома комсомола - началась экспедиция по Мангазейскому морскому ходу. Судно дошло до реки Чижа на полуострове Ямал, но ледовая обстановка в Арктике и неподготовленность экипажа вынудили кормщика Дмитриева вернутся в Петрозаводск. Домой на коче шли только двое - сам Виктор и его верный старпом Сергей Железов. В Белом море судно попало в восьмибалльный шторм. Ребятам повезло: их взял на буксир грузовой теплоход. "Это было самое страшное испытание на прочность судна, но наш коч его выдержал", - вспоминал Дмитриев.

Ссылка на источник: https://karel.mk.ru/science/2019/07/16/kak-koch-pomor-prorvalsya-za-zheleznyy-zanaves-chast-vtoraya.html