2002.06.10 Настоящее морское счастье
Автор: "VODKA"   

Я уже давно не читаю приключенческих романов про пиратов, кругосветные путешествия и дальние странствия. Те книжки, что были у меня в детстве, наверняка сейчас лежат в каком-нибудь дальнем ящике.

Я сижу в купе и тоскливо перелистываю позавчерашние газеты. Поезд везет меня из Петрозаводска в Москву. Я не читаю. Я думаю о кораблях. Я представляю себе натянутые паруса, мачты, штурвалы, шпангоуты...

Мысленно я возвращаюсь назад в Петрозаводск — к тому месту, которое пробудило во мне давно забытую детскую мечту. Там, на берегу Онежского озера, строят корабли. Красавцы под парусами — лодьи, на которых в старину ходили поморы.

Хозяин верфи и всех кораблей   —   Виктор Дмитриев, директор    местного Морского историко-культурного центра. Он рассказывает мне, что поморы называли все свои суда «кочами». Он уверен, что это слово вовсе не русского происхождения — моряки почерпнули его в дальних плаваниях. «Кстати, ведь по-английски автобусная остановка — коч-стэйшн! (coach station)» — замечает он.

Все свои корабли он тоже называет «кочами». А еще — «лодьями» (с ударением   на   первый слог). Самая большая лодья называется «Святитель Николай». На нем уже исходили всю Балтику, проходили через Ла-Манш, Кильский канал  — доходил до Бреста (французского, разумеется). Но в этот раз мне не удалось увидеть его во всей красе — на зиму его решили отремонтировать. Сейчас гигант стоит без мачт и парусов.

Однако отдыхать «Николаю» придется недолго — на лето его уже зафрахтовали норвежцы — будут кататься по Белому морю. Фрахт такого корабля стоит всего $300 в день — вот норвежцы и развлекаются. Вот настоящие романтики! Не то что я — на мою долю остается бродить по кораблю и завидовать. И слушать рассказы о прошлых плаваниях «Святителя».

За окном купе темнеет, сумрак помогает мне отрешиться от соседей, газет и стука колес. Я думаю о кораблях. Легкая качка поезда создает желаемую иллюзию. Я вспоминаю Онежское озеро.

Недалеко от «Николая» стоит другой коч — «Мангазея». Если «Святитель» — это местный ветеран, то «Мангазея» еще только строится. Эта ладья (или лодья?) еще на берегу — корпус уже готов, все остальное будет готово в ближайшие два месяца. Виктор Дмитриев показывает мне на свежее дно корабля и объясняет, что при строительстве не использовали ни одного железного гвоздя — только медь, как в давние времена делали поморы.

Этим летом «Мангазея» отправится в свой первый путь — по озеру, затем через ББК (так здесь называют Беломоро-Балтийский канал) в Белое море — а потом историческим путем поморов к устью Оби и через реку Таз — к раскопанной Мангазее, древнерусской сибирской торговой столице. Когда-то те места были мировым центром по торговле «мягким золотом» — мехами — и приезжавшие сюда с севера поморы враждовали с тобольскими торговцами. Тобольские победили и прогнали поморов — но вот теперь их потомки снова хотят увидеть поморские корабли у себя. В Нефтеюганске создается музей Оби, и его создатели хотят, чтобы коч «Мангазея» стоял у них. Удовольствие иметь у себя ладью стоит всего $50 тысяч.

Помимо строящейся «Мангазеи» и ремонтируемого «Святителя Николая» у озера стоит еще несколько кораблей. Все они дожидаются, пока Онега растает и можно будет отправиться в плавание.

Один из кочей превращен в музей. Помимо компасов и штурвалов его самая любопытная достопримечательность — обшивка днища судна в разрезе. Темное дерево изъедено маленькими глубокими норками — «Это морские черви в Тихом океане поработали», — объясняет Виктор Дмитриев.

Рядом стоит миниатюрная лодья «Любовь» — она была одной из трех «близняшек» — вместе с «Верой» и «Надеждой». Но вопреки расхожей истине «Надежда» и «Вера» умерли раньше — корабли сгнили, утонули или их растащили по частям в Средиземном море. А «Любовь» все еще жива, хотя и у нее была очень непростая судьба. Ее первая команда дошла на ней в Испанию и бросила судно в порту Картахены. Лишь через два года моряки из Петрозаводска добрались до Испании, починили корабль   и   собирались уже отправляться. Поначалу их было трое — почти безумие для судна без мотора, которое имеет лишь один парус и весла. Однако незадолго до отплытия на корабле появился кот. Обнаружив его на судне, таможня отказалась выпускать корабль — испанский подданный не может покидать родину без документов. Пришлось срочно делать коту паспорт, в котором он был обозначен как «матрос-мышелов по кличке Кекс».

Говорят, что Кекс до сих пор живет на даче у капитана, а спасенная «Любовь» готовится к новому плаванию.

Я продолжаю трястись в своем купе и думать о том, что меня не было на «Любви», в Средиземном, когда трое на лодье, не считая кота, налегали на весла, добираясь домой. Меня не было и на «Святителе Николае», когда он наскочил на банку в Кильском канале и ушел килем в песок. Я не стоял по тесть часов на вахте, не расправлял паруса, я не лежал на палубе, глядя в ночное небо, осознавая, что там, за бортом — тоже небо, и мы с ним наедине. Я не ощутил, каково это, знать — что вы вшестером (вчетвером, втроем?) — одни в мире, видимом глазу, что со всех четырех сторон нет ничего, кроме свободы.

Еще не ощутил, но сколько раз прочувствовал — и тогда, в детстве пожирая глазами очередную книжку, и сейчас, возвращаясь в Москву — вновь.

На верфи скоро должен появится еще один корабль. Строительство «Преподобного Зосимы» должно стать самым грандиозным проектом Дмитриева. Дело в том, что впервые эта трехмачтовая поморская лодья была построена еще в 1791 году для нужд Соловецкого монастыря. А В 2000 году в архивах были обнаружены инженерные эскизы и чертежи — и тогда появилась идея воссоздать судно.

Корабль длиной 35 м и водоизмещением 270 т еще начнут строить летом, и хозяин утверждает, что для постройки нужно самое большое — год. Корабли поменьше (и подешевле) строятся и за два месяца, а к такому исполину, конечно, нужен подход особый. Для начала работ нужно около $ 15 тыс., а всего «Зоси-ма» обойдется порядка 1500 тыс.

Корабль может стать музеем поморской культуры или плавучим конференц-залом (салон вмещает до 80 человек). «Преподобный» может участвовать в международных регатах, фестивалях. Одна из основных идей Дмитриева — организация «Соловецкой миссии» покаяния и памяти погибших на Соловках в прошлом веке. «Преподобный Зосима» должен стать символом этой миссии, обойти Европу вместе с экспозицией из Соловецкого лагеря. Наконец, «Зосима» сможет просто возить туристов. Круиз в интерьерах старинного парусного судна, с элементами экстремала — наверное привлекательно. Но не для меня. Я не хочу быть туристом. Я хочу настоящей свободы — как в книжке. Я думаю о кораблях.

За окном вместо желанного плеска волн стучат рельсы. Я возвращаюсь в Москву — надо зарабатывать деньги. В конце концов, 50 тысяч — не так уж и много для воплощения заветной детской мечты.

 

Михаил Зыгарь

Фото Александра Ефремова

 

Случайные фото из фотогалереи

Укреплению межрегиональных связей в Арктике, а также повышению ...Читать далее
12328 0

{phocagallery view=category|categoryid=86|limitstart=0|limitcount=0|displayname=0|displaydetail=0|displaydownload=0}Приглашаем ...Читать далее
4602 0

Сюжет о Морском центре и клубе "Полярный Одиссей на "Сампо-ТВ"{rutube ...Читать далее
1799 0

Деятельность Полярного Одиссея в 2011 году ...Читать далее
2571 0

"Голубое онего-2000": непреодолимых проблем нет ?Постоянные ...Читать далее
2978 0

ПОИСК по сайту polar-odyssey.org

Яндекс.Метрика

 © 2017. Полярный Одиссей - морской клуб, центр, музей (Карелия, Петрозаводск).

© Создание сайта - ООО "Консоль" (Петрозаводск).